social network
 
 

Login with   


Group creator
 
Сергей
no photo

Сергей  30 years 

private message

 
 Add new post
    
Topics
nota bene

БН. Не знаю как назвать. Подскажите ;)



– Как дела, котёнок? – любил говорить дрессировщик, подходя к клетке со львом. Он каждый вечер сам его кормил, а потом уходил домой, выключив свет. В этот момент становилось совсем темно, и прутьев клетки некоторое время не было видно. Этого льва любил не только он, публика была в восторге от него. Когда он выходил на помост через длинный тоннель, садился на своё место, исправно исполнял приказы, прыгая с места на место, публика замирала от восхищения. Провожали их всегда его стоя. И не важно, кому хлопали: дрессировщику или льву – они оба заслуживали этого.
– Ах, как же жестоки эти люди – думал лев – если хлопают мне. Нет, уж лучше думать, что они хлопают хозяину за смелость, за отвагу с которой он входит в клетку, за то что приручил диких зверей. А за что хлопать мне: за слабость, за покорность? Царь зверей исполняет приказы жалкого человека – прекрасная и поучительная картина для людских детей, которым необходимо дать понять, что мир существует только для них и больше ни для кого.
        Лёжа в темноте, лев часто вспоминал просторы Африки, где был рождён. Мать, которая любила его и от того была порой груба и делала больно, когда вцепившись зубами за шкирку, тащила его от опасностей, но потом обязательно зализывала его раны. А отца он не помнит – у них так заведено.
Глаза постепенно привыкали к темноте, и из темноты медленно надвигалась клетка. Она всегда так надвигалась: сначала ты видишь вспышки, яркие пятна, как память о том свете, который тебя только что окружал, потом ничего, затем из темноты начинают вырисовываться очертания, они переплетаются между собой в клеть и надвигаются на тебя, забирая всё больше и больше твоего пространства. Лучше совсем ничего не видеть, чем эту клетку, закрывая глаза, думал лев.
        Так продолжалось некоторое время, пока Морфей не забирал его с собой в мир снов, где он снова видел родину. Эти реки, поля, резвящихся братьев. И свободу. Полную опасностей, где смерть подстерегала его на каждом шагу за каждым деревом или в траве, но свободу. Свобода, она ведь такая и бывает, она всегда опасна. Его лапы дёргались, когда он малышом пытался догнать антилопу и конечно же малышу это не удавалось.
Под утро льву снилась его первая клетка, когда забежав далеко, он попался в руки неизвестным существам, которые посадили его в деревянный ящик. А затем шум, тряска, быстро сменяющиеся запахи, рынок, море, протухшее небрежно кинутое в ящик мясо. И вдруг тишина. Первым из ящика его достал дрессировщик, взял на руки, потрепал гриву и накормил и усадил в эту, тогда показавшуюся довольно просторную, клетку, заменившую родной дом .
Сейчас клетка уже не казалось столь просторной. Лев просыпался и не знал, хочет он умереть или и дальше так жить.
– Не спишь, Барсик? – улыбаясь, сказал дрессировщик, зайдя вечером следующего дня проведать своего питомца – Вот поешь, силы тебе пригодятся, завтра у нас выступление. Как же я тебя люблю!
        В темноте ностальгия и ярость вновь охватили льва. Царь зверей – Барсик, котёнок! Как я низко пал! Он говорит, что любит меня. Но можно ли любить раба?
Ещё, когда его только привезли в цирк, он был мал и слаб, но этот ребёнок пытался бороться, чем вызывал, конечно, всеобщий смех. Сейчас же это уже взрослый и сильный зверь, но вместе с тем он уже слабее того мальца, которым был. Как гладиатор, который в прошлом был вожаком деревни. Сражался на полях за родной дом, но проиграл. Деревню захватила Римская империя, его закинули в клетку и по праздникам выставляли перед лицом смерти на арене на радость ликующей публике. Но у гладиатора был шанс, пусть мнимый, но шанс на свободу. Лев же не мог ничего поделать и молча проглатывал этот мёртвый кусок мяса. Какой может быть вкус у холодного куска плоти? Безвкусный! Но есть что-то было всё-таки необходимо.
Ещё львёнком его оторвали от матери природы, он даже не знал, что такое нагнать добычу, вцепиться в её сонную артерию, почувствовать сладкий вкус горячей алой крови на губах, и затем поедать ещё теплое мясо. Но одно он знал точно это много вкуснее того куска, что ему дали.
        Перед выступлением льву дали ещё поесть, помыли и выпустили в тоннель. Он шёл не торопясь, зал замер в ожидании. Войдя на арену, занял привычное место. Вокруг были обручи, через которые приходилось прыгать по велению хозяина, бегать по кругу, крутится на полу. Свои роли в этом представлении все знали наизусть. Но в этот вечер всё было иначе. Лев изменил свою роль. Он ринулся на хозяина, тот побежал, лев нагнал его, вцепился ему в сонную артерию и умер, когда дробь поразила его сердце, но со сладостным ощущением крови на губах и освобождения.
        Что стало с дрессировщиком? Он тоже умер. И, если верить словам, с любимым в один день.

8 октября 2010г.
I like it 
1 view
0 commentsadded 15.10.2010 in 15:07:33 by user Сергей

Random posts in group
 

Add comments can only registered users

 

 

 

 

 

 

Add banner


Quiz
Как часто вы заходите на нирвану?

Results

Support and site administrator   |   Best value advertising   |   Developers   |   Help   |   User Agreement




Rambler's Top100 bigmir)net TOP 100 TOPlist Рейтинг@Mail.ru


Website administration is not responsible for posted content.

Recommendation by age: 18+