social network
 
 

Login with   



 
 Add new post
    
Topics
Бред воспаленного разума.

Очень не дописанная пьеса. Цветок моей души.



Действующие лица:
1 Мастер. В черном плаще и белой маске *воздвигает цветок*.
2 Юноша. Главный персонаж.
3 Вестник. В черном плаще и маске ворона. Осуществляет закадровый голос.(Повествователь)
4 Доктор Шварцев. Второстепенный персонаж. Воплощает в себе реальный мир главного героя.
5 Хозяин *цветка*. В *стеклянной* маске. И красном плаще.
6 Тени. В черных обтягивающих костюмах. С одинаковыми пустыми, белыми масками.(Отвечают за преображение сцены, и играют массовку в некоторых сценах)
7 Отец главного героя. В костюме Теней, но без маски.
8 Мать главного героя. В костюме Теней, но без маски.
9 Скрипачка. Музыкальная часть повествования.

   Вступление.
(На сцене полная темнота. Зажигается прожектор. В середине стоит Вестник. Он начинает.)
Забывая обо всем.
Погружаюсь в долгий сон.
И не видимые двери.
Открывают мне, те звери.
Чьи имена назвать страшусь.
В страхе сам с собой борюсь.
Цветок моей души.
(Заканчивается стих. Прожектор гаснет. Вестник медленно переходит в правую часть сцены. Там стоит стол с лампой. На столе множество книг и бумаг. За ним сидит доктор Шварцев. Как только Вестник занимает положение за ним он ложит ему руку на плечо и поворачивает свою голову в сторону зрителей. Доктор ничего не замечает, он зажигает настольную лампу. И начинает что то писать . Вестник озвучивает запись)
Из записок доктора Шварцева.
18 марта 2009г.
Сегодня ночью, у больного из 23 палаты снова случился приступ. Уже четвертый, за те три месяца что он у нас наблюдается. Новый приступ ничем не отличался от остальных трех. Как и в предыдущих случаях, больной начал разговаривать во сне. Далее это переросло в яростные крики, он начал метаться по койке. Спустя пару минут успокоился. Уже зная что будет дальше, я сразу же вызвал санитаров. И я был прав. Спустя некоторое время, больной вскочил с кровати, все еще находясь в состоянии сна. И с дикими, нечленораздельными воплями, начал метаться по палате. Но не успели мы вколоть ему успокоительное, как он внезапно снова провалился в глубокий сон.
Интереснейший случай. Когда больной находится в бодрствующем состоянии, то он абсолютно ничего не понимает и ни каким образом не реагирует на реальность. Но во сне он часто разговаривает. Иногда они имеют смысл, но чаще это просто наполовину оборванные предложения. Понять смысл которых не является возможным.
(После, доктор выключает настольную лампу. Темнота)
Действие первое.
(Зажигается легкий свет на середине сцены. Там, на коленях стоит юноша)
Боль. Резкая боль! Кажется что она пронизывает все тело. ААА! Прекрати! Она пронзает мой мозг. Перестань! Каждый нерв, каждая клетка моего тела горит! Меня расщепляет на молекулы, атомы. Невыносимая боль. Хватит! Я больше не выдержу!
Он кричит и вскакивает на ноги. Не выдерживает и падает на колени, обхватив голову руками.
Боль резко пропадает. Он в горячке, быстро, всем телом поднимается. Ничего не понимая метается из стороны в сторону. Смотрит безумным взглядом. Постепенно успокаивается. Воспоминания о недавней боли проходит, проходит и безумие.
Комната. Черные, блестящие стены. Темнота. Тепло. В комнате тепло. Он окончательно успокаивается и садится на пол. Пустота, абсолютная пустота. Он в удивлении смотрит на свою ладонь.
Кто я?
(Легкий свет гаснет. Загорается прожектор освещающий левую часть сцены. Там стоит Мастер. Он медленно и в полной тишине подходит к стоящему перед ним красивому стулу, и ставит на него непонятную, угловатую фигуру. Свет гаснет. Мастер остается стоять на месте. Действие снова переходит на середину сцены. Юноша лежит на полу)
Тишина. В комнате темно и тепло. Спокойствие и ощущение полной защищенности разливается по телу. Хорошо. Спокойно. Он лежит на полу. Удобно. Какая интересная комната. Кажется что она сделана из черного стекла. Да. Да, это стекло. Нет сомнений. И оно теплое.
Он не знает сколько он уже так лежит. Ему все равно. Хорошо. Тепло. Ничего уже не имеет значения. Он готов так лежать вечность.
Но всему приходит конец в этом мире.
(Легкий свет исчезает, через некоторое время вместо него на юношу резко падает свет прожектора.)
В этой абсолютной темноте, резко вспыхнул луч света. Мягкий, нежный свет. Но глаза уже привыкшие к милосердной тьме, отозвались резкой болью. Он резко уперся лбом в пол, закрывая голову руками. Стон сорвался с губ. Стон полный печали и разочарования.
В течении некоторого времени, он потихоньку убирал руки с головы, тем самым пропуская к себе свет.
И вот он уже открывает глаза, медленно, но открывает. Свет больше не причиняет боль. И он с осторожностью и любопытством повернулся в сторону источника. Свет был мягкий, дружелюбный. Он как Буд-то звал. Приглашал за собой. Свет бил из верхнего угла, а вниз, до самого пола прямо из света спускалась лестница.
Он долго вглядывался, но бесполезно. Увидеть что либо было невозможно. Он не слеп от лучей света, просто ничего не мог разобрать. Только ,пустота света, чистого и мягкого.
(Юноша стоял и смотрел, потом свет начал перемещаться. Медленно, не спеша. Юноша идет за ним, постоянно оставаясь в его освещение.)
Осторожно и неспешна, юноша начал подниматься по лестнице. Поднявшись, оказалось что он находится в еще одной комнате. Но эта была почти что полной противоположностью предыдущей. Приблизительно такого же размера как и предыдущая. Сейчас он стоял в ее центре. И просто смотрел.
(Юноша остановился. Темная середина сцены начала постепенно светлеть. Пока освещение нарастает, Тени накрывают перегородки сцены и задники молочной материей. Прожектор погас. Юноша с любопытством наблюдает за этим процессом.)
Те же стеклянные стены. Но молочного цвета. И как буд то вся комната была заполнена мягким светом. Он отражался от одной стены, и летел к другой. И так постоянно. Это было прекрасно, действие застыло в бесконечности. Вот только источника этого неземного света, нигде не было видно.
Нет. Не правильно, сама комната и была источником. Не самим светом, но его источником. И это восхитило его. И трепет родился внутри. Он боялся пошевелиться, боялся спугнуть. Ведь он теперь тоже стал частью Этого.
Прекрасно. Как величественно и красиво.
(Внезапно что то заставило юношу в тревоге резко обернуться. Его спокойствие и безмятежность ушло.)
Укол. Что то пронзило все мое существо. Тревога. Ничего не изменилось. Но на какое то мгновение я понял. Тревога. Родилась и растворилась. Сейчас ее нет. Но не было никаких сомнений что, что то произошло. Но я никак не мог понять что именно.
(Освещение на сцене немного убавилось. Юноша начал передвигаться как бы в тумане, не спеша.)
В одной из стен появился проход. Он был светел, но уже не так как эта комната. Я без колебаний и с любопытством проследовал в него. Нет. это была уже не комната. Коридор, если его можно было так назвать. Стены были все из того же стекла. Сейчас это напоминало очень мутные, кривые зеркала. Весь коридор был Этим.
(Юноша начал двигаться вдоль зеркал.)
Мое отражение нельзя было разглядеть, я отражался всего лищ мутной, искривленной линией на стенах. Коридор брал в лево. Через некоторое время я понял что это спираль, по которой я медленно поднимаюсь вверх. Медленно, но неуклонно.
Не знаю сколько это длилось, но чем дальше я шел. Чем выше я поднимался. Тем менее мутными и искривленными становились стены, но мое отражение нисколько не прояснилось. Все та же искривленная тень на стенах.
И я шел. Шел, не смотря куда я иду. Не видя перед собой ничего кроме той кривой полосы, что была моим отражением. И я безрезультатно пытался разобрать в ней хоть что то. Но это было абсолютно бессмысленно.
Он абсолютно не следил за дорогой, и поэтому. Неожиданно наткнулся на дверь. Забыв о своем наблюдении за отражением, где он находится и что происходит. Столкнувшись с дверью, он болезненно ахнул, и сел на пол. Взглянув на дверь, он был очень рад увиденному. Она была так же как и стены коридора белой и мутной. Но в отражение уже можно было разобрать силуэт. он долго и упорно вглядывался в него.
(Юноша останавливается у крайнего зеркала и срывает с него белесую материю. Медленно как бы с опаской, но без особого страха. Пока он стоит у крайнего зеркала, Тени накрывают четыре оставшихся цветной материей. У каждого свой цвет. )
И удовлетворив свое любопытство. Наконец, встал и открыл ее.
(Юноша отходит от зеркала к дальней от него двери, и мягко с любопытством открывает ее, и входит. В это время, Тени накрывают оставшееся зеркало.)
Комната что находилась по ту сторону двери, состояла из того же стекла, что и сама дверь.
(Освещение на сцене становится нормальным.)
Форма комнаты представляла собой ромб. Она была не маленьких размеров, и в далеке от меня, на противоположной стороне комнаты я увидел коридор. Такой же как и первый. Ведущий вверх из комнаты. Но здесь были и другие двери, помимо той через которую я прошел. Всего их было пять. И каждая из них имела разный оттенок. Слабый, но видимый глазу.
Он прошелся по комнате. Он ходил кругами. Второй, третий. Он долго бродил и смотрел на двери. И, в нем играли странные чувства. Как буд то к нему вот вот, придет осознание. Осознание чего то важного. Вот вот, уже рядом. Совсем близко. Но, ничего. И это что то стало ускользать. Медленно, но безвозвратно.
(О чем то усердно думая, и размышляя юноша ходил среди накрытых зеркал. Временами останавливаясь перед одним из них. Пытался разобраться в самом себе. Но бесполезно.
Он напрягал все свои чувства. Играл душой и разумом. Но это уходило. Таяло.
Не в силах вынести этого, он не раздумывая более не мгновения, бросился к одной из пяти дверей.
(Не в силах более, юноша бросился к одному из накрытых зеркал. Быстро, уже без раздумий он сдернул материю.)
Как буд то это могло помочь. Он резко рванул на себя дверь, и просто таки бросил в открывшийся проход все тело.
(Тени стали преображать сцену в белый цвет. Сменяя цветную материю зеркал на молочную.)
Он оказался в небольшой, но очень высокой комнате. Кристально белые стены. Но в отличие от всех других виденных им, они ничего не отражали, хотя без сомнений были зеркальными. Если во второй комнате свет был мягким, то здесь он был резкий, и немного слепил глаза.
Он смотрел внимательно. Очень внимательно. То на одну стену, то на другую. Как буд то чего то ожидал увидеть в них.
(Гаснет свет, и только прожектор освещает юношу. Медленно, на сцену выходят две Тени. Они стараются стоять в тени.)
И он увидел. Не сразу. Постепенно. Сначала были видны только мутные тени. Их было две. Но чем внимательнее и дольше он в них вглядывался, тем отчетливее они становились. Он стоял и смотрел.
А где то внутри. Вновь появилось казалось окончательно ушедшее чувство близкого осознания. Он еще плохо различал черты, но уже понял что это мужчина и женщина. Эти силуэты высились во всю вышину комнаты.
Да! Да. Вот оно. Осознание чего то важного. Уже так близко. Отражения не стали прояснятся более ни на ету. Но Это пришло. Осознание. Она как игла пронзила разум. В одно мгновение. Сладостное и долгожданное.
Отец. Мать. Они.
(Тени стоящие за пределом освещения сняли свои маски. И подошли чуть ближе. Ближе к юноше и освещению. Но оставаясь на достаточном расстоянии. Это были уже довольно взрослые мужчина и женщина.)
И слезы побежали по щекам. Не горькие, сладкие и радостные. Они душили его. Улыбка, чистая и искрения, озарило его лицо. И он тянул руки, как буд то эти неясные силуэты могли ответить тем же. Он долго любовался ими , и слезы, радостные слезы не переставали течь из глаз.
Но с тем как шло время, силуэты блекли и растворялись. Наконец они окончательно рассеялись. Он немного успокоился, и полный счастья вышел из комнаты. С нежностью закрыв за собой дверь.
(Тени потихоньку отступают за заднюю перегородку, при этом медленно одевая маски. Нисколько не стыдясь слез, юноша с нежностью и лаской поднял с пола материю и накрыл зеркало.)
Постояв еще немного у этой комнаты, он не думая направился к другой.
(Юноша направился к другому зеркалу, а Тени в это время начали преображать сцену в зеленый цвет.)
Открыв дверь и войдя в комнату, он оказался в комнате похожей на предыдущую. Но он была немного ниже в высоте потолка. Стены имели зеленоватый оттенок. Они так же ничего не отражали.
Ждать долго не пришлось, они появились сразу. Мать и отец.
(На сцене появились Мать и Отец. На этот раз они были в нормальной одежде. Они уже не скрывались в тени.)
На этот раз вид не был неясным и расплывчивым, он был абсолютно четким и ясным. Он с удовольствием всматривался в их лица. Не молодые, но красивые. На их лицам было столько счастья, что это прекрасное чувство моментально передалось и мне. Они шли по зеленой, сочной траве. Нас окружали высокие, могучие деревья. А родители шли и улыбались. Постоянно оглядываясь на меня. Как бы смотря иду ли я за ними, и жестами звали за собой. И я шел. Шел. Упиваясь этим чувством. Я плыл в океане нежности.
Они остановились, остановился и я. Мать нежно поцеловала меня в лоб. Отец широко улыбался мне. И они растаяли.
(Отец и мать ушли в тень. Тихо и спокойно. Как буд то ничего не случилось. На их лицах играла улыбка.)
Я вышел из комнаты. Это чувство. Чувство, которое нельзя выразить в словах. Семейная любовь и надежность.
Я проследовал к следующей двери. Мои чувства пришли в порядок. Увиденное ранее толкало меня к следующему шагу. Открыв дверь я не думая вошел. Я жаждал того что было там.
(Юноша подошел к следующему зеркалу. Свет начал стихать. А в это время тени стали преображать сцену в серые, мутные тона.)
Я не сразу понял. Осознание пришло со временем. Длинная. Очень длинная комната. Серые стены. Казалось они давили на всё существо. Я не видел, но Дождь. Это нельзя было объяснить словами. Но я отчетливо слышал его по ту сторону зеркальных стен. Мелкий, неприятный моросящий дождь. Он был со всех сторон. Как будто для него не существовало законов физики. Я шел. Шел вперед. Не думая не о чем. и только дождь, отчетливо звучал в моей голове. Но конец комнаты всё так же оставался скрыт от меня. И чем дальше я шел, тем более явно я ощущал как тают, неумолимо тают во мне чувства, которыми я преисполнился в двух предыдущих комнатах.
Ко мне начало подкрадываться осознание, осознание чего-то горького и болезненного. Но я пока не мог понять чего.
Я шел всё дальше. И настало неизбежное. Печаль и горечь закралась в мое сердце. от чувства былой радости не осталось и следа.
И вот он. Конец комнаты. Осознание происходящего не сразу пришло, но там, на каменном возвышении, стоял гроб. Смутные тени уже закрались в мой разум. Я начинал осознавать, но отказывался верить и всячески отгонял это страшное понятие того, что сейчас, не в далеке от меня стояло на возвышении. Мое тело потеряло всяческую силу. Я стоял и смотрел, боясь пошевельнуться. Гроб. Гроб, это единственное что отражалось в стенах этой Юдоли Скорби. Рядом с отражением гроба появился силуэт. Силуэт рядом стоящей женщины. Отражение прояснилось. Это была... конечно же я сразу узнал. даже не нужно было всматриваться. Я просто почувствовал ее. Это была мать.
Она стояла у гроба и плакала. Горько плакала, и слезы душили ее. Она не замечала меня. Вся в черном. Заметно постаревшая, но не от возраста, от горя, что так неожиданно на нее свалилось.
И я сделал шаг к этому смертельному ложе. И еще шаг. И еще... Еще.
И вот я стою перед ним. Гроб закрыт. Слезы бегут по щекам, печаль сжигает изнутри. Душу, разум. Я тяну руку к крышке. Я всё уже понял, но так не хотел верить. Я открыл его. Отец. Мой отец. Папа... Я с трудом м узнал в этом теле, что лежало в гробу, того заботливого и доброго человека, которого я называл отцом.
Где тот здоровый румянец? А волосы, что с волосами? Его некогда рыжие, вьющиеся волосы, были седыми. И полностью, от корня до кончиков выпрямились.
Я оцепенел, просто стоял и смотрел.
I like it 
Share 
0 views0 commentsadded 01.05.2010 in 22:12:37 by user Тот Который Идет

Random posts in group
 

Add comments can only registered users

 

 

 

 

 

 

Add banner


Quiz
Как часто вы заходите на нирвану?

Results

Support and site administrator   |   Best value advertising   |   Developers   |   Help   |   User Agreement




Rambler's Top100 bigmir)net TOP 100 TOPlist Рейтинг@Mail.ru


Website administration is not responsible for posted content.

Recommendation by age: 18+