social network
 
 

Login with   
Group creator
 

Костя  38 years 
Томск

private message
Way of LifeOne Spring Day...

Нам можно.



File #1




Марк смотрел в небо, щуря непривычные к яркому, после больничной койки,  свету глаза.
Боль, растекающаяся по всему телу, давала о себе знать, что он всё же жив, даже заплатив такую цену за хотя бы какое-то подобие Жизни.
Небо казалось совсем не таким. Нет, не казалось.
То, что он видел, казалось странным, даже не то что бы невозможным.
Небо было прозрачно-розовым, ясным и даже без респираторной маски дышалось легко и свободно.
Марк глубоко вдохнул этот прохладный, но в то же время греющий душу воздух, не веря, что он может быть настоящим.
Такая атмосфера возможна лишь над мирами совсем не испорченными цивилизацией, неважно человеческая цивилизация то или нет, хорошо лишь только там, где нас нет.
Он жадно глотал этот воздух, наслаждаясь пьянящим его вкусом, словно он наслаждался тонким букетом изысканного вина. Он понимал, что такое небо он мог бы увидеть лишь над Землей, родиной человечества, над планетой которой уже давным-давно нет, о которой почти все забыли, прекратившей своё существование около тысячи и трёхста лет тому назад.
А вот над спектральным центром звёздной системы Цзыгу, планете Фэнхуан, планете, чьи недры пропитанны насквозь тягучим и липким "чёрным золотом" - тхунхуодин, при последующей переработке которого в фильтрационных каморах очистительно-восстановительных заводов единого стандарта UNIREC, являющимся незаменимым унитарным Межгалактическим энергоресурсом и топливом, для двигателей флаеров, эквивалентом нефти, запасы которой иссякли десять веков тому назад - просто невероятно.
Фэнхуан - промышленный центр системы, планета, на которой размещенно неисчислимое количество заводов, фабрик, верфей, космодромов и всей прочей необходимой инфраструктуры для внеконкурентного поставщика ресурсов по всей галактие. Такого неба здесь быть не должно.
Марк смотрел в небо. И всё внутри него трепетало.
Чистая, искрящаяся светом голубизна выси. Растрепанные перья, и кудрявые нити облаков. Матово-розовые переливы и отсветы трёх заходящих солнечных дисков. Игриво-кувыркающийся в высоте скоростной флаер, то набирающий высоту, то резко пикирущий вниз, наслаждался приливными волнами воздушных потоков,словно глупый, бездомный, резвящийся на снегу щенок, который впервые увидел снег. Никогда еще, ни глядя в окно, ни проглядывая планетарные новости через терминал, Марк не видел на Фэнхуан такого неба.
И весь мегаполис сегодня был необычный. Закат окрасил стены стеклянно-литиевых высоток в теплый розовый свет. Последние остатки грязного снега притаились вокруг опор старой монорельсовой дороги, тянувшейся вдоль главной магистрали. Машины проносились редко-редко, словно боялись нарушить тишину и покой застывшего Мира, пролетая на высокой скорости, словно старались побыстрее выскользнуть из непривычно розового мира, пугающе-страшного для постоянной обыденности.
А может быть, таким и должен видеть мир человек, вышедший из больничных стен после двухлетнего заточения за неприступные стены?
–Никто не встречает и не ждёт, да, братишка? - прозвучал глухой, басовитый голос, с чувствующейся в нём силой и опытом жизни, но в то же время бывший добродушным.
Марк обернулся на охранника, скучающего в будке. Охранник выглядел так, будто был с обложки местного милитаристского журнала "Guns N' Roses", детина что надо.
Щеки – кровь с молоком, пылающие румянцем, на плечах - шевроны отдела ОГПУ, Отдел Обороны Государственного Политического Управления, в народе расшифровывающимся также, как "О, Господи, Помоги Убежать" или же, переиначив аббревиатуру наоборот "Убежишь - Поймаем, Голову Оторвём", плечи в метр, на поясе плазмонагнетатель и фазовая дубинка, поверх формы – старый добрый имперский бронежилет.
-Ни...шуя, тьфу ты, не шутя. - подумал Марк, явно желавший ругнуться, но всё же решивший, скрасить свои слова в более-менее в мягкую форму, как-никак амбал выглядел довольно впечатляюще.
Как будто кто-то собирается брать местный лазарет штурмом, видимо немало он пропустил событий из светской хроники, пока лежал в палате.
–Некому меня встречать. -ответил Марк.
–Откуда ты, братишка? Издалека?
–Наверное. Скорее да, чем нет. -Марк потянулся за сигаретами. Затянулся крепким местным вишнёвым табаком, пустив розовую струйку дыма изо рта, такую же розовую, как сегодняшнее небо, колечко приобрёло гранатовый цвет, пару раз перекувыркнулось и исчезло, растворившись в вечернем закате.
–Может такси тебе вызвать, давай, а? Одет ты не по погоде, сам видишь, у
нас тут холода, братишка.
Охранник явно хотел помочь.
–Нет, спасибо.
Марк провёл рукой себе по поясу, по той самой, уже ставшей невидимой линии, что два года тому назад разделила его тело и его жизнь на две несуществующие части, он был мёртв, вернее, почти мёртв, если бы его не вернули, но он рад, даже этому. Жажда общения была слишком огромна и велика, проведя два года в больничной палате, слыша лишь писк терминала, медицинских приборов и обслуживающего его андроида, ему хотелось поговорить с кем-то, с тем, кто не видел его истории болезни, кто не задавал бы глупых вопросов, кто мог бы просто выслушать, оценить, поцокать языком, пусть даже он и соврал бы ему о своих причинах прошлого пребывания здесь.
– Угораздило же тебя, братишка – вздохнул охранник. – Как сейчас?Восстановили? Как новенький?
Марк, докурив, бросил и затоптал окурок носком форменных ботинок и кивнул в ответ на подмигивание и заговорщицкую улыбку.
–Восстановили, пока что не жалуюсь, да и жаловаться грех.
-Ну да, ну да.В переделку чтоли какую попал?
-Можно сказать и так... -Марк отвёл взгляд вбок, взглянул на моргающее табло коммутатора, снова взглянул на один из трёх местных солнечных дисков, и потупил взор.
-Бывает-бывает, смотри, братишка, будь осторожнее. Жизнь такая, сам понимаешь, жалко её терять, тьфу ты-ну ты. - охранник дружески похлопал Марка по плечу и расплылся в добродушной улыбке, как самое что ни на есть милейшее и родное на всём свете существо.
-Угу. Ну да ладно, мне пора, надо спешить на космодром. Спасибо тебе.
–За что это спасибо? – удивился охранник.
Но он уже шел быстрым шагом направляясь к дороге. Он не хотел оборачиваться, он не хотел вспоминать прошлое, поэтому шёл не оглядываясь. Его действительно восстановили так, что лучшего и не пожелаешь, в его положении - было сделанно всё возможное.
Поэтому, совсем еще недавно, он, поставил последнюю подпись в документах медицинской страховки, тем самым подтверждая, что никаких претензий он не имеет и, после курса лечения, находится в стабильном состоянии. С больницей его ничего не связывало. Абсолютно ничего. Пора было возвращаться к флаеру и связаться по терминалу с Интеркомом, подать документы на увольнение и начать новую Жизнь.


Глава 2.

Во всем маленьком дешёвом гостиничном номере царил сосновый запах, кондиционер старался на славу, несмотря на то, что выглядел обшарпанным, даже кое-где, местами, покрытый ржавчиной, по всей видимости, его ни разу не заменяли, лишь старый слесарь-сборщик, время от времени появлялся, чтобы подправить кое-какие детали, сменить фильтр и заправить картридж ароматизатора. Он напряжённо гудел и заглушал все шумы в комнате, хотя... Помимо него, скорее всего, никаких других шумов и не было, через плотно закрытые полутёмные окна не доносилось ни одного звука. Несмотря на то, что окна были очень тёмные по своей цветовой гамме, вся комната была ярко освещена, как при очень ярком дневном свете. Комната выглядела довольно уютно, в ней чувствовалось что-то такое спокойное, умиротворяющее, будто шепчущее - ты дома, всё будет хорошо...
- Восемь часов и тридцать минут. - Донёсся холодный голос коммутатора.
Кондиционер словно поперхнулся, остановился на мгновение, пару раз возмущённо буркнул и продолжил свою работу, заново набирая скорость и свой прежний, ровный шум.
- Марк, я же сказала: Восемь часов и тридцать минут. Почти тридцать одна. Настойчиво повторил коммутатор, в голосе явно была слышна добрая насмешка.
За дверьми, в коридоре послышалось неторопливое жужжание шасси андроида-кастеляна.
- Марк, если ты еще не понял, то тебя ждут великие дела. - в этот раз голос был полон совсем не скрытого веселья.
- Эмили, спасибо тебе конечно, но ведь можно было и не повторять три раза. - щелчок зажигалки, сухое потрескивание табака.
Марк лежал на просторной кровати, занимавшей чуть ли не всю спальную комнату, императорское ложе после той самой жёсткой больничной койки.
Он лежал, запрокинув левую руку за голову, другой рукой он стряхивал пепел.
Взгляд его был устремлён в потолок, в глазах его читалось тихое спокойствие и было видно, что он над чем-то глубоко задумался.
Тонкое колечко терпкого дыма взвилось к потолку, паук тщательно плетущий паутину, замер и поспешил убраться восвояси, подальше от чужих мыслей, от чужих чувств.
I like it 
Share 
0 views0 commentsadded 01.09.2010 in 21:44:19 by user Костя

Random posts in group
 

Add comments can only registered users
 

 

 

 

 

 

Add banner
Support and site administrator   |   Best value advertising   |   Developers   |   Help   |   User Agreement




Rambler's Top100 bigmir)net TOP 100 TOPlist Рейтинг@Mail.ru


Website administration is not responsible for posted content.

Recommendation by age: 18+