social network
 
 

Login with   
Group creator
 

Костя  38 years 
Томск

private message
Way of LifeЖизнь

День АнтиВалентина.



File #1




Город пропитан насквозь любовью. Город пропитан чувствами. И мы в нём живём.  
Небо дрожало от переизбытка струящихся в воздухе флюидов эндорфина. 14 февраля.
Столь знаменательный день. День счастья. День взаимного счастья.
Для всех или нет, но каждый трепетал, проснувшись с утра, думая о том, что может хотя бы кто-то сегодня вспомнит его или её и на мысленном уровне пошлёт нежный поцелуй.

-"Ну чё, пацаны, харэ тупить, погнали на точки. Рыжий и Васёк, вы к ЦУМу. А мы с Типой пошарим возле ювелирок".

Так начиналось утро, переполненное праздничным настроем, улыбками и интригующим сердца ожиданием. От теплухи, между отопительных труб, поднимался густыми клубами пар. С подъездов домов выходили, ёжась от утренней прохлады, после счастливых снов довольные люди, спеша по магазинам.
Шершавый, он же Шрам, или просто Андрюха, бывший детдомовец, похлопал по спине пацанов, приободряя их:

-"Ниче, не ссыте, братаны, всё будет заебись, вот увидите, настреляем бабла и наберём бухла, нажрёмся в талого, праздник как-никак".
-"Андрей, а так и будем, пацаны только, да?" - в голосе Малого, Васи Невзорова, самого младшего из всех, накануне ему должно исполниться десять лет, слышалась явная грусть.
-"Да не парься, Васёк, заебца всё будет, я тебе отвечаю, подцепим тёлок каких-нибудь, на мази всё будет, братуха!" - успокоил его Шершавый.
-"Да вы чё гоните, нахер эти тёлки, итак бабла будет мало, нам итак тип-топ будет" - гогоча ответил Рыжий.
-"А я про чё и говорю вам, не моросите только!" - Шершавый уже как восемь месяцев был всеобще признанным вожаком, его слову доверяли все, он был авторитетом среди своих, два года в колонии по малолетке - "Это вам не в тапки срать, ребятки!" - так говорил он, и все благовея перед ним, говорили, что мол конечно, Андрюх, уважаем.
-"Так это, че мы идём или нет? Вон народ уже по магазинам пошёл". - то был Антип, для своих Типа, детдомовец, как и все, сбежавший из приюта в четырнадцать лет и живущий на улице почти год.
-"Да, пацаны, хорош тёрки тереть, иначе все зелёные профукаем, погнали, как и договорились, вечером в теплухе побазарим!". - Шершавый застегнул старую, затёртую, покрытую маслянными пятнами бурку на прикрученную проволокой пуговицу, насупил брови и приобняв по-братски типу, крикнул:
-"Гуляем, пацаны, гуляем, ахаха."

Разбившись по парам, они отправились по точкам.
А в это время, просыпающийся и потирающий сонные глаза после долгой ночи, город заполнялся шумом заводящихся двигателей, скрипом тормозных колодок, запахом никотина и бензина.
Остановки были забиты битком стоящими людьми, с их губ срывались едва заметные облачка в форме сердечек, утренняя прохлада, и праздничный настрой - вот он пьянительный коктейль из мыслей и холода, вот оно утро 14 февраля.
Красивые девушки, несмотря на не столь уж и тёплую погоду, одев красивые и короткие юбки, и дорогое нижнее бельё, дрожа поджидали своего автобуса.
8:14. Утра. Хорошее начало дня для столь прекрасного и искреннего праздника.

Шершавый и Шрам простояли весь день возле нескольких ювелирок, собрав приличную сумму с подачек, рублей четыреста -"А чё, бля, на пиво хватит, мож еще че возьмём!" - Андрюха, не унывая, топтался с ноги на ногу, поправляя драную куцую шапчонку и тянул руку к проходящим, разодетым в Гуччи, жмущимся к стенам людям.
-"Во, смотри, сосутся, хаа, любовнички, ёптыть". - Вожак махнул в сторону парня с девушкой, целующихся рядом с серым и неуклюжим зданием очередного магазина цветмета. Девушка, приподняв ножку, сжимала в руках букет синих роз и обнимала своего парня.
-"Да-а... Хороша девчонка... Я бы женился на такой..." - Голос Антипа прозвучал крайне грустно на столь живописном фоне.
-"Ээ, Типа, да ты че, ну нахуй она тебе нужна, скажи, а? Она же заебёт тебя, ты подумай сколько денег надо тратить на такую!". - Шершавый потрепал Антипа по голове и сказал:
-"Всё будет, братан, всё будет, и жена будет, и дети будут, подожди только, нужно время, понимаешь, че мы не люди чтоли, все мы из одного теста, разной формы, но бля, начинка почти одна и та же".
Антип улыбнулся:
-"Спасибо, брат, так и будет".

К тому времени уже смеркалось. Люди врассыпную мчались кто-куда, кто по домам, кто в кафе, кто в клубы. Подающих становилось всё меньше и меньше.
-"Это, Типа, давай пока на разных точках постоим, может больше и нашкуляем."
-"И правда, давай, может и насобираем на хавчик к бухлу".
-"Не замёрз, братух?" - на лице Типы отчётливо была видна лёгкая изморось, результат долгого стояния на месте в рваной шапке и лёгкой курточке.
-"Да не, всё нормально, чё ты, нормально всё, надо еще денег собрать".
-"Ну смотри чё, я пошёл короче, через три часа славливаемся дома." - Шершавый махнул рукой Типе и пошёл, прихрамывая, в сторону загорающихся в сумерках уличных фонарей.

Антип стоял, переминаясь, возле ювелирки, окликая редких прохожих в надежде на подачку.
Среди умолкающих к приближающейся ночи звуков, слышна лишь была его усиливающаяся, не попадающая с зуба на зуб, дрожь.
C лязгом закрывались двери магазинов. Редкие огни работающих круглосуточно закусочных, разливающих в округе аромат дешёвых сосисок и булочек, пробуждающий чувство голода. К стуку зубов добавилось и урчание живота. Антип поморщился и состроил гримасу одинокой продавщице хот-догов прижавшейся к стеклу витрины, и с тоской смотрящей на глубокую вечернюю жизнь. Она легонько улыбнулась, осознавая, что она здесь не одна, что не одна она не дома, что не одну её кто ждёт, когда её нет рядом. Она не знала, вернее не задумывалась над тем, что бывает и такое, когда у кого-то вовсе не бывает дома. Вовсе нет тех, кто может ждать.

Время шло. Ряд людей сократился превратившись в зияющую темнотой пустоту.
Антип понял, что бессмысленно ждать. Что больше сегодня никто не пройдёт по улице, надменно хмыкнув и кинув мелочь мимо рук. Он посмотрел по сторонам. В высотках горел свет. Как в теневом кукольном театре фигурки людей мелькали посреди окон. Отчётливо было видно, как кто-то сжимая бутылку раскупоренного шампанского, танцует при свечах со своей наверняка любимой девушкой. Отчётливо было видно то, как в другом окне мужчина сидел в одиночестве за столом и в руках его была стопка. Отчётливо было видно то, как в нижнем окне сидела за компьютером девушка, встречая праздник в интернете.
Он шмыгнул замёрзшим носом, улыбнулся, представив как они с пацанами сегодня отметят свой заслуженный праздник.
Посреди его мыслей, в которые он столь глубоко погрузился, его прервал нежный голос девушки:
-"Ты не замёрз? Столько стоишь на улице".
Антип развернулся, пытаясь сфокусировать своё зрение на направление послышавшегося было ему голосу.
-"Да здесь я, ты чего".
В дверях одного из себе подобных дорогого ресторана стояла девушка, примерно одного и того же возраста с Типой, одетая в норковый полушубок, из под которого было видно красивое голубое платье со стразами.
"Ты мне?" - искренне удивился он, пытаясь понять, чего от него хочет она, и совсем не понимая то, как с ним вообще могла заговорить такая девушка, он никогда не общался с такими, он вообще почти не общался с девушками, кроме тех, что когда-то были в приюте.
-"Конечно к тебе, здесь же никого кроме больше нас и нет" - в её нежном и мелодичном смехе чувствовалась столь непривычная доселе теплота и добродушие.
-"Да я это, так, думал, что это показалось, не заметил тебя просто" - Насупился Типа, сразу посерьёзнев, выпятив грудь и спрятав руку с рваной варежкой в карман.
-"А чего один стоишь то на улице? Я из окна смотрела за тобой, ты уже больше часа один стоишь".
-"Да я это, друга жду, ну мы с ним тоже в кафе хотели пойти, посидеть, поговорить, знаешь. Праздник же сегодня, вот мы и собрались отдохнуть маленько".
-"Да? И где же твой друг?" Она слегка улыбнулась, в её милой улыбке он буквально таял, отмерзая после стольки часов проведённых на холоде.
-"Да это, чё, ну это, ну не пришёл он короче. Не знаю чё такое даже. На телефон не отвечает, звоню ему, звоню. Может не пустили, дома поди с родителями отмечает. А меня вон, пустили, даже не сказали ничего, знают, что взрослый. А ты сама чё одна, а?". - Нахохлился он, на ходу придумывая оправдания.
-"Я...Я тоже друзей жду... Ждала, ждала... А они не пришли... Вот и собралась домой идти... А уже поздно... Мне далеко домой идти, не проводишь?".
-"Ну я... А ну чё, ну давай, провожу, конечно, хе-хе. Со мной нечего бояться. А че куда идти то тебе?".
-"Далеко, совсем в другом районе... Ты правда проводишь? Не боишься?".
-"Не, ну конечно провожу, чё бояться то."
-"Могу ли я узнать твоё имя?".
-"Я...Ну я Антип, друзья Типой кличут, но ты называй меня Антип, ладно?"
-"Хорошо, Антип. А я Валя, Валентина, будем знакомы." Она, подморгнув, взяла его за руку.

Они шли по освещённой среди ночи дороге, на льду которой переливался свет лунного диска, словно играясь, его лучики танцевали танго, переливами света на каждом кристаллике замёрзшей воды отражая невидимое тепло повсюду, словно сходясь вплотную, и отстраняясь совсем ненадолго, и снова сливаясь в единении, в день сошедшихся воедино, в день близких и родных душ.
Они шли и смеялись, разговаривая о том, что было понятно только им, только им, в эту рассыпающуюся яркими звёздами ночь. Их тень, одна на двоих, шла за ними, не отставая ни на шаг, тень тех, кто вместе, тех, кто в созвучии душ, живёт в едином моменте, в моменте, когда всё замирает.
Они дошли до её дома. Антип, словно холода, стал переминаться с ноги на ногу.
-"Спасибо тебе, Антип, правда, спасибо, мне безумно хорошо было провести с тобой время, ни с кем так еще хорошо не общалась". - Она чмокнула его в щёчку, и тихонько рассмеялась от счастья.
Он покраснел, ни разу в жизни его не целовала девушка.
-"Я...Ну это... Мне тоже было с тобой хорошо. Ни с одной девчонкой так хорошо не было, знаешь".
Она снова рассмеялась, и улыбнувшись, сказала ему, протянув какую-то бумажку:
-"Вот тебе мой номер, позвони мне, хорошо?".
Он взял бумажку с номером и бережно положил к себе в правый карман, левый был порван.
-"Конечно, сегодня же позво..." - Его слова прервал, голос мужского крика:
-"Валя, ты где, твою мать, шляешься, сколько можно мне торчать возле подъезда выжидая тебя?!".
От подъездной двери, растворяющейся в темноте, отделился какой-то мужик в дорогом пальто и быстрым шагом направился в их сторону.
-"Пап, извини, что задержалась, меня Антип проводил!". - Стала оправдываться она, когда к ним уже подходил её отец.
-"Я не понял, это чё, бля, за бомж? Че за оборванец, я тебя спрашиваю. Я тебе деньги, бля, чё даю, чтобы ты упырей всяких кормила,а? Бегом домой!"- Он схватил её и толкнул в сторону дома.
Она в слезах, падая на дорогу, вставая и снова падая, направилась к подъезду.
-"А ты, щенок, пошли со мной. Разговор есть".
Он отвёл Антипа за угол.
-"Слушай сюда, щенок, ещё раз я тебя с Валей увижу, я тебя закопаю возле своего гаража, ты понял?! Чтобы ты, паскуда, ни на шаг к ней не подходил, ты понял?!".
Он с размаху ударил Антипа в челюсть и тот, перекувыркнувшись через сугроб, упал на лёд.
-"На тебе, сука, денег, купи пацанам водяры. Но к Вале моей, гондон, не лезь. Не по зубам она тебе."
Он кинул в сторону Антипа купюру в пятьсот рублей, на ходну еще что-то проворчал, и неспешной походкой пошёл домой.
Антип морщась от дикой боли, сжав зубы, ощупал шапку. Она вся была в крови.
"Голову пробил, сука". - подумал он.
Посмотрел на купюру - ботинком с разорванной подошвой смял её, разорвав в клочья.
"Мразь, ненавижу". С этими словами и с именем Валя в голове, барабанящими по вискам глухой болью, он пошёл в сторону своего далёкого "дома". Он остановился, вытащил из единственного целого кармана бумажку с её номером. Выкинул. По его щекам стекала кровь.
Он подошёл к теплухе, из щелей в трубах, во все стороны сочилась горячая вода, взлетая в воздух одинокими облаками серого пара.
-"Вот он и дом." Подумал он... Потрогал голову, кровь уже застыла, оставив на его щеках грязные багровые следы.
Он зашёл внутрь теплухи. Пацаны прижались к стенам, укрывшись кто чем. На грязном полу стояли еще не открытые бутылки пива.
-"Типа, блядь, ты где шлялся? Мы тебя уже потеряли, четыре часа уже прошло, как ты должен был вернуться. Охуеть, откуда кровь? Кто тебя?! Пацаны Демьяна?! Ну мы их пидоров отметелим! Садись пока давай, выпьем, хули. Праздник ведь".
Антип уселся на что-то, похожее на табурет, обнял Малого и сказал, отпив из бутылки:
-"Нахуй эту любовь. Нахуй."
Все замолчали.
-"Да, конечно, нахуй. Нет её. Есть только наша мужицкая дружба. А любовь - её придумали. Давай лучше нюхнём клею". - Сказал Шершавый.
Они прижались к ржавым стенам теплухи, вдыхая воздух из пакетиков с клеем и закатив глаза.
А в это время, в одной из высоток, Валя, прижавшись к подоконнику, роняя слёзы, одну за другая, писала пальцем:
"Антип, я тебя люблю. Позвони мне."
Наутро пацаны обнаружили, что Антип лежит, скрючась, с раскрытыми и полными от счастья, грусти и боли глазами, на которых было написанно то, что никому из них не было понятно. Он видел её, и он продолжал наслаждаться тем временем, пока она была с ним вместе, вдох за вдохом втягивая пьянящие эфиры клея.
-"Передоз, бля..." - Тихо сказал Андрей...
И все дружно сняли свои потрёпанные шапки...

(Dekosta)
I like it 
Share 
0 views0 commentsadded 11.02.2011 in 15:44:41 by user Костя

Random posts in group
 

Add comments can only registered users
 

 

 

 

 

 

Add banner
Support and site administrator   |   Best value advertising   |   Developers   |   Help   |   User Agreement




Rambler's Top100 bigmir)net TOP 100 TOPlist Рейтинг@Mail.ru


Website administration is not responsible for posted content.

Recommendation by age: 18+