social network
 
 

Login with   
Group creator
 

Ванилька = ))  116 years 
Томск
i want to dating

private message
переодически возникающие крики душиДневники

солнечные зайчики



Её губы доселе не целованные покорно отдали свою нежность его алчущим губам. Прильнув к нему словно ребенок, который прижимается  к матери, она ждала, что с этих губ, сорвавших поцелуй, слетят хоть пара нежных слов.
-да,- мне пора,- прозвучало вопреки её желаниям,- меня же Настя ждет, она меня пригласила, и я не хочу опаздывать к такой девушке.
-что? И ты это мне говоришь? мне? Да ты…,-пыталась она подобрать слова, отталкивая его от себя что было силы
-а ты думала, что я с тобой что – ли буду?- с наглой ухмылкой спокойно спросил он,- тоже мне особенная нашлась,- закончил он.
-пошел вон,- ледяным тоном промолвила она,- при этом ни один мускул не дрогнул на её лице.
Посмотрев на палец, указывающий направление, куда именно ему пойти вон, он хмыкнул и медленно стал удаляться. Только когда его силуэт обратился в мало различимую точку, она позволила слезам вырваться наружу и течь по её щекам обжигающими солеными ручьями. Да, в этом маленьком хрупком теле хватило духа не показывать свою слабость. Не могла она допустить, чтобы кто-то, а тем более он считал её слабой. Шла она почти на ощупь, из-за застилающих глаза слез всё вокруг расплывалось и сливалось в нечто, напоминающее северное сияние. Вот и родной подъезд, лифт, дверь, ключи,…где же они, а вот: как всегда завалились вглубь кармана.
- снотворное, где-то было снотворное,- пронеслось у неё в голове,- ну нет, не дождется,- отогнала она эту мысль.
Войдя на кухню, она заварила себе ромашковый чай, в надежде немного успокоиться и придти в себя, но этот ком разочарования, отчаяния, безысходности, называемый людьми слёзами, душил её, а чай слишком слабое лекарство для души.
Щелкнул замок, дверь отворилась и на пороге возникла мужская фигура, которая не преминула тут же подбежать к ней и прижать к себе.
Некоторое время она, уткнувшись лицом в его мягкую, пахнущую зимой кофту, плакала, а он, молча, гладил её по голове, ведь спрашивать, что случилось сейчас было бесполезно.
Наконец она заговорила, еле сдерживая рыдания
- он…он…использовал меня и вышвырнул, как поганую тряпку, как игрушку, которая надоела ребенку, - и вновь ее слова заглушил новый поток слез. Однако, то, что рядом человек, готовый тебя поддержать, подставить плечо, успокаивает лучше любого успокоительного средства, и она вскоре смогла всё ясно рассказать.
А он слушал, всё ещё прижимая её к себе и укачивая словно младенца. Да, приди он чуть позже неизвестно что могло бы случиться.
Они дружили с детства, и казалось, роднее них нет никого на свете, они даже упросили родителей сделать им ключи - ему от её квартиры, а ей от его. С тех пор даже двери не могли им помешать. Вот и сегодня он зашел как обычно к ней и что же он увидел? Самое дорогое для него существо, поджав под себя ноги, от чего походило на маленький пушистый комочек захлебывалось слезами. В этот момент он отдал бы всё, чтобы забрать себе её боль.
Наверное, каждый знает, как утомляют слезы, и вот дрема своими мягкими руками уже обнимала ее, проводила по её векам, от чего те становились всё тяжелее и тяжелее. Он заметил это и отвел её в спальню. Она уснула мгновенно, как только её лицо коснулось подушки и первое, что она увидела утром, было его лицо. Как видно он просидел здесь всю ночь и теперь, заметив, что она проснулась, улыбался ей. Каждый раз, когда улыбка касалась его губ, она отмечала, что он менялся, лицо становилось благороднее, взрослее, а улыбка всегда оставалась точь - в - точь, как в детстве. Вот они, знакомые ямочки на щеках, которые она так любила, вот те самые глаза, которые всегда смеялись, даже когда лицо было серьезным. Наверное, в них жили солнечные зайчики. Увидеть такую улыбку, все равно, что увидеть радугу.
-сегодня день пройдет под паролем «счастье»,- твердо сказал он.
-а отзыв,- улыбаясь, уточнила она.
-отзыв «это когда у тебя все дома»,- засмеялся он.
-слушай, моя мама решила посадить цветы, и очень просила тебя ей помочь, говорит у тебя рука легкая,- смущенно проговорил он.
-с удовольствием это сделаю,- ответила она.
После завтрака он вручил своё сокровище маме и под предлогом какого-то важного дела оставил их. Конечно же, цветы это был всего – лишь предлог, чтобы она не оставалась одна, ведь учитывая её вчерашнее состояние, одиночество-это самое губительное, что может быть.
Он отправился прямиком к дому того, кто посмел обидеть ту, чьи слезы стоят дороже всей его души, если таковая имеется.
Старая, обшарпанная подъездная дверь встретила его веселым скрипом. Безусловно, эта дыра соответствовала тому, кто здесь живет. Он нашел нужную квартиру и постучал, по причине отсутствия звонка. Открывать никто не торопился, как видно обитатель сего жилища либо отсыпался после вчерашнего, либо он тут вообще не появлялся. Наконец за дверью послышалось движение, замок щелкнул, и дверь открылась, предоставляя взору полуодетого, взъерошенного человека. И не успел этот человек открыть рот, как получил такой удар, что из глаз его посыпались искры, а затем ещё один и ещё
- и не смей к ней больше подходить,- услышал он полный решимости голос прямо над ухом.
Он попытался встать с пола, на котором очутился, но безуспешно.
Потирая кулак, он возвращался в родные пенаты, ощущая себя средневековым рыцарем, защитившим честь дамы сердца. И был очень рад видеть, что эта самая дама, смеясь, поливала только что посаженные цветы и была такой как всегда, жизнерадостной, веселой, излучающей завораживающее сияние. Заметив его, она тут же принялась показывать белоснежные маргаритки, которыми очень гордилась и которые уже успела полюбить. Если бы Да Винчи посчастливилось наблюдать это зрелище, он запечатлел бы на своей картине не Мону Лизу.
-а пойдем в наш парк,- внезапно предложил он.
-а пойдем,- охотно согласилась она.
Они вышли во двор, солнце пригревало так мягко, что можно было почувствовать себя котом, спящим на крыше дома, подставляя теплу то один бок, то другой. Пройдя, немного они вошли в тот небольшой уголок природы, который называли своим парком. Было среди этих деревьев одно, которое было особо дорого обоим и хранило огромное количество воспоминаний. К нему они и направились не сговариваясь. Старый дуб приветливо качал ветвями, словно узнал своих старых друзей.
-помнишь, как я свалился с него и ногу сломал,- задумчиво, протянул он,- а ты тогда так быстро побежала за помощью, что казалось и минуты не прошло, как появилась подмога.
-конечно, помню, я так тогда за тебя испугалась, что сама почти без чувств была,- с интонацией детской обиды в голосе сказала она и взяла его за руку, будто боясь, что это снова с ним произойдет.
-а где же наш тайник,- воскликнула она.
Они обошли дерево и наконец, увидели небольшое отверстие между корнями и землей. Просунув туда руку, она ловко достала оттуда небольшой клочок бумаги, завернутый в полиэтиленовый пакет.
-посмотри, она никуда не делась, наша клятва,- просияла она.
Тонкие пальцы быстро освободили бумагу от пакета и, развернув её, она принялась читать, текст, написанный неловкой детской рукой:
Клятва.
Мы всегда будем вместе!
Наша дружба будет такой же крепкой как этот дуб!
И поженимся, если конечно больше не во что будет играть.
Закрепляли клятву две детские каракули, олицетворяющие как видно подпись.
-смотри - ка,- а твоя роспись не сильно-то изменилась,- засмеялся он.
-ой, кто бы говорил,- скорчив шуточную гримаску обиды, ответила она.
Спрятав сей важный документ обратно в недры дуба, они некоторое время молчали, и каждый, наверное, мысленно возвращался в эти минуты в детство, в тот день, когда это произошло.
-ладно, пойдем домой, мне ещё вечером нужно другу помочь с проектом,- возвращая её с небес на землю, промолвил он. Она лишь кивнула головой в знак согласия.
Вечер выдался темным, и ей особенно не хотелось, чтобы он сегодня куда-нибудь уходил, но получив уверения, что всё будет хорошо всё- таки отпустила его. И он окрыленный научными идеями схватил тубус и исчез.
На улице действительно стемнело, но его это не пугало. Захваченный мыслями, он шел, насвистывая незатейливую мелодию. Вдруг он почувствовал, на себе чей-то взгляд. Обернувшись, увидел нескольких, «уличного» типа людей. По подбитому глазу, он узнал в возглавляющем это сборище человеке, своего утреннего «собеседника». Однако теперь эти люди не настроены были на беседу. Они принялись окружать его, по отблескам видно было, что руки их были украшены кастетами. Он отразил первый удар, но тут же получил ещё один в спину, следующий удар по ногам повалил его на землю, они пытались пинать по ребрам в надежде сломать их, но он умудрился подняться, не помня себя он откинул одного, другого….резкая, жгучая боль в боку и вот он на земле. Он приложил руку, отняв её он увидел, что она в крови. До слуха дошло:
-ты чего наделал, ты зачем его пырнул-то?
-черт, валим!
Она посмотрела на часы и сердце её заколотилось, предчувствуя неладное. Он никогда не задерживался так долго. Повинуясь порыву души, она выбежала на улицу. Она пошла искать его. Пройдя несколько метров, она увидела темный силуэт, подошла ближе и сердце её сжалось в ужасе- это был он! Будучи ещё в сознании он попытался приподняться.
-Кто это сделал, кто?,- кричала она припав к нему
-ничего,заживёт, шептал он, просто одному типу не понравился фингал под глазом. Вот он и..
-так это он! Ну зачем ты ходил туда!зачем ты полез к этому ублюдку!
-глупая, я ведь люблю тебя , я не мог ему простить твоих слез..послущай, не прижимайся ко мне..ещё испачкаешься ,- закончил он
-сейчас, сейчас ,потерпи, скорая приедет
Он взглянул на нее, одними губами прошептал: «я всегда был готов выполнить нашу клятву» .
Солнечные зайчики в его глазах погасли….
I like it 
Share 
0 views0 commentsadded 20.02.2010 in 02:25:38 by user Ванилька = ))

Random posts in group
 

Add comments can only registered users
 

 

 

 

 

 

Add banner
Support and site administrator   |   Best value advertising   |   Developers   |   Help   |   User Agreement




Rambler's Top100 bigmir)net TOP 100 TOPlist Рейтинг@Mail.ru


Website administration is not responsible for posted content.

Recommendation by age: 18+