social network
 
 

Login with   
Group creator
 
 Add new post
    
Topics
by USV [Unique System of a Violence]

Cтранно. Знаю же, что бессмысленно, но выкладываю. хм..)



//1
У некоторых людей в жизни все складывается столь удачно, что и не веришь в то, что однажды и они могут споткнуться. Такой была Са. Девушка, родившаяся в свое время, где ее капризы не давились условностями. А может, все дело в том, что ей повезло с семьей. Счастливое детство, счастливая юность, счастливые друзья, счастливые учителя – все, кто ее окружал были счастливы. Ну.. как сказать... По другому было и нельзя, учитывая сколь богат был ее отец. Все были счастливы, так как их настроение окупалось звонкой монетой. Девочку собирались мариновать в безоблачности всю ее жизнь, неизменно отгораживая от той, другой стороны. Еще в младших классах (частная школа за городом: свежий воздух, достойное образование, нужное окружение, четырехразовое питание плюс уроки верховой езды) ей подобрали такого же «замаринованного», и обе семьи тщательно вбивали детям в голову убежденность в любви друг к другу.

Странно, но Са выросла доброй и отзывчивой. Деньги не испортили ее, а приятели с ржаво-золотым характером не трогали ее убеждения карамельности этого мира. В свои ..цать она оставалась девственницей во всех смыслах. Никто не видел ни ее слез, ни раздражения, ни каких еще отрицательных эмоций. Улыбнитесь и вы, как улыбаюсь я. Порадуйтесь за нее. Как? Вы не знаете, о ком я? Откройте любой справочник фамилий самый влиятельных особ. Та, что написана третьей на букву Н.. Да, да, да.. Такие фамилии произносятся уважительным шепотом. Я вижу как вы улыбаетесь. Несколько натуженно, но честно. Честные рефлексы подобострастия. А вы попробуйте улыбнуться как если бы в канун Нового года пошел снег. Как улыбаюсь я, когда думаю о ней.

Меня зовут Со. Вы вряд ли заметите меня на улице, а фамилия моя прозвучит сотней подобных по стране. Мне нет смысла рассказывать о себе. Я лучше расскажу о самых чистых чувствах, которые проросли во мне многовековыми деревьями: зависть и ненависть.
Каждую осень на город приходило счастье. Оно отражалось хитрой улыбкой в желто-красных золотистых улицах. Са всегда любила осень, любила долгие прогулки по парку и шуршащие под ногами листья, тоже.. А еще небо, такое спокойно-серое. Временами осень заливало своим светом солнце, а сонные облака летели по голубому пространству. В такие дни Са любила встречаться с друзьями и вместе ходить по шумным улицам города. Конечно, далеко без присмотра ее не отпускали: верный слуга семьи - личный водитель девушки - всегда был рядом на случай, если вся эта компания натрудит ноженьки. Изнеженные создания, что с них взять..

А в дни, когда весь город мучало предчувствие дождя и нагнетала такая близкая, такая неприветливая пелена серого над головой, в груди Са появлялась сладкое чувство томления. Словно что-то звало ее в одиночестве навестить Осень. И она отправлялась на поиски. Что именно она искала? Са не знала, но тянущееся ощущение продолжало вести ее дальше. Временами Са ощущала тревогу, она ощущала что что-то идет не так. Эти прогулки не вызывали одобрения у ее семьи – они были незапланированы в давно расписанном мире девушки. Через друзей родители давили на Са, призывая прекратить такую странную трату времени. Са была послушным ребенком, но это чувство в груди было сильнее.

Мне же оставалось наблюдать. Если вспомнить, за все время нашего знакомства (нет-нет, я не имею в виду, что мы вот так однажды обменялись именами, подружились и начали здороваться при встрече – она вообще про меня не знала) я только наблюдала. Издалека, осторожно. Что-то выделяло ее. Конечно, она была типичным домашним ребенком без права на мыслительную деятельность или не дай бог! самостоятельность. Я видела таких не раз и не десять, но это навязчивое, даже раздражающее своей неуловимостью «что-то»... Тогда я решила занять себя разгадыванием ее.

Она продолжала приходить в парк – октябрь, ноябрь. В декабре выпал снег, и осень ушла. Вместе с осенью ушла и Са. Я ждала ее, как бы это сказать, я привыкла к ней, к нашим прогулкам. Но за окном был лишь снег и бесцветная толпа. Весна, первая грязь, первые листья, лето, жара, мучительное солнце – и люди, люди, люди. Такие разные и такие одинаковые. В парк приходили мамаши с гомонящими детьми, неразлучные парочки, да и бомжи – куда без них? На «великие праздники» парк переполнялся отдыхающими, а потом вновь опустевал.

Что с ней, как она живет, чем? Я не знала, но это не мешало мне строить предположения. Я.. скучала без Са. Поэтому когда пришла осень и она вернулась, моей радости не было предела. Жадно разглядывая ее, я отмечала новые детали – она постриглась, стала одеваться взрослее, часто доставала сотовый и долго разговаривала. У нее появилась машина (а может она просто начала водить сама? или заботливый водитель терпеливо ждал часами? не знаю). Эта осень выдалась солнечной, поэтому виделись мы редко. Но как бы Са не изменилась, она все же приходила, а я все же продолжала наблюдать. Когда время прогулки оканчивалось и она уходила, я прикасалась к стеклу в бессильной попытке задержать ее.

У Са дела шли как всегда (отлично), она окончила обучение и собиралась выйти замуж. Она собиралась стать одной из «этих» - осесть дома, рожая детей в количестве стольких штук, сколько будет угодно мужу. День за днем проживать свое время взаперти от мира, по указкам родителей, по правилам, как все. Она не узнает, когда муж начнет изменять ей со сговорчивой секретаршей, не сможет общаться с детьми, воспитанными посторонними людьми (няня-гувернантка: медицинское образование, опыт работы 7 лет, коммуникабельность, ответственность, по рекомендации семейства T), не заметит жизнь!

Меня злило то, как она тратила свои шансы. У нее было все!! Ну почему..? А как бы вела себя я на ее месте? Воображение рисовало мне миллионы возможностей, я проваливалась в мечты и увязала в них. Когда кончилась осень, я прекратила смотреть в окно. Новое развлечение – «а что, если бы» - заняло меня. Я прожила Са всю зиму. Весной я поверила в то, что я это она. Летом я чуть не сошла с ума. Такая хронология кажется странной, но я не хочу разъяснять ее. В конце концов, мы ведь говорим не обо мне. Ограничимся тем, что наблюдающий врач вовремя заметил изменения в моем поведении. Меня привели в себя.

Черт! Зачем они это сделали?! Вернувшись в реальность, я так четко осознала, что ничего не менялось, что чуть не утопилась в тоске. Разъедающая правда – невозможность жить за пределами этой комнаты – заставила меня ненавидеть себя.

Вы знаете, что такое аллергия на жизнь? Звучит красиво и интересно, а на деле – прозябание в палате, специально оборудованной под тебя. Мир делится на две части, а грань – стены комнаты и стекло. Скука, как вечность, становится страшной. У меня нет жизни Са. Поэтому ненависть к себе перешла на ненависть к ней.


ВЕДЬ Я ЖИЛА КАК-ТО ДО ТОГО СЕНТЯБРЯ! Я ПРИВЫКЛА К ТАКОЙ ЖИЗНИ, И ОНА НЕ КАЗАЛАСЬ НЕВЫНОСИМОЙ!! Я НЕНАВИЖУ ЕЕ ЗА ТО, ЧТО ОНА РАЗБУДИЛА ВО МНЕ НАДЕЖДУ! РАЗВЕ Я ВИНОВАТА В ТОМ, ЧТО МЕЧТЫ МОИ БЫЛИ СЛИШКОМ НЕРЕАЛЬНЫ?!!


Я кричала в своей одиночной камере и била руками по стеклу. Прежде чем приходили медсестры, я успокаивалась. Как будто перегорала.

Теперь, когда она приходила, я пряталась от окна. Зависть душила меня. Я никогда не завидовала тем, кто живет Там, в том мире. Я знала, что их жизнь еще бессмысленней моей. (Или я пыталась убедить себя в этом?) Они ходили толпами, куда-то спешили, рождались и умирали – а мир не менялся. Так же как и не меняется от того, что я здесь и сейчас ненавижу.
Но когда я познакомилась с ней, когда я узнала о ней больше, чем просто догадки (медсестры такие сплетницы, а она привлекала их внимание не меньше, чем мое; как никак, именно с этим парком, куда тянуло Са, была связана клиника), мне начала закрадываться мысль, что смысл – не главное. Можно просто жить счастливо. И то, что эта возможность была дана Са, а не мне, вызывало отвратительное чувство - зависть.

Забавно. Я пыталась справиться с завистью, но все попытки были неудачны, и бессилие вызывало ненависть. К себе.


К ней.


Ко всему.


Я успокаивала себя мыслями о том, что скоро она потеряет все и одновременно раздражалась, что она теряет мои шансы. Мои? Были ли они когда-нибудь моими? Это стало неважно.

Мысли переполняли меня – мечты, размышления, догадки, чувства. Мой врач пытался расспросить меня, я молчала. Зачем было рассказывать о своей отвратительности? Тогда они прибегли к арт-терапии. Мне принесли холст и краски (естественно, заранее опробованнные на гипоаллергенность). Я не прикасалась к ним почти месяц. А потом Са привела на нашу встречу своих друзей. По сравнению с ней, они напоминали раскрашеннных голубей. Пока все они дурачилась, Са отошла всторонку и начала неторопливо брести по вороху листьев. Тут, кто-то из компании (может даже ее жених) решил догнать ее и сбить с ног. Завязалась шутливая стычка, к которой присоединились к ней.

Борьба окончилась так же быстро, как и началась. За попугаями, то есть, накрашенными голубями, приехали две машины. Они забрали Са с собой и исчезли в конце улицы. Прогулка продолжалась минут 15 от силы. Я же думала о ней весь день.

Я вспоминала, как Са смеялась, как дурачились ее попугаи (или как их там?). Зависти не было. Даже зависть перегорела. Осталась только грусть. Потому что у меня нет друзей, потому что мой круг общения ограничен медицинским персоналом, потому.. Да есть ли смысл объяснять? И так ясно.

Я подошла к холсту. Эти осени... Я оглянулась на окно. Осень улыбнулась улицами.
Что ж, раз так.. Когда у меня не осталось ни надежды, ни зависти, ни ненависти, когда грусть не смогла бы стать для меня спасением, мне оставалось лишь одно.


....


Са вышла замуж. Сначала это было просто догадкой. Она перестала приходить совсем, хотя осень была прекрасна. А потом я узнала из газет. Первые полосы, гигантские заголовки – «Наследница крупного холдинга исчезает в неизвестном направлении!», «Куда пропала Са N?», «Шок: неравный брак! Родители отказываются давать комментарии», «Принцесса выбирает любовь!», «Только у нас: интервью с загадочным избранником! Кто он?».
Похоже, Са нашла то, к чему звало ее тянущее чувство. Улыбнитесь, но не потому, что она по-прежнему наследница знатной фамилии. Хватит.

Она счастлива. Попытайтесь не завидовать. Улыбнитесь, как это делаю я.







P.S. Хотя Со и считает, что в этом нет смысла... Если вам интересно, что с ней случилось, я расскажу. Без подробностей, потому что так попросила меня она.

Со по-прежнему живет в клинике. К сожалению, врачи не нашли еще способ вылечить ее болезнь. Правда, новые разработки в области фармакология могут позволить ей открывать окно. Ненадолго, но все отведенные ей полчаса она сидит на подоконике, свесив ноги вниз и наблюдает. Спокойная улыбка стала ее спутницей.

На эти лекарства (а еще килограммы процедур) уходит много средств. Но благодаря им, ее глаза стали живыми. Они.. особенно сверкают. Тем более, что недостатка в деньгах Со не испытывает. Ее картины стали известными, и талант признали в обществе художников среди самых именитых мастеров.

Со прочат великое будущее, а агент по продажам трясется за нее круглыми сутками. Конечно, мнения критиков разнятся. Невозможно не быть задетой завистливыми коллегами по искусству. Но когда речь заходит о самой первой ее картине, все умолкают. «Улыбка Осени». Знакомый парк, одинокая фигура, дождь и невероятный свет желто-красных золотистых листьев. Художникам не понятно, как был достигнут такой эффект и Со забрасывают расспросами. Она же отвечает непонятными фразами: «Просто.. я видела это каждую осень. Все менялось, кроме Нее. И я решила жить назло... Чтобы улыбались все мы, трое».

by USV
I like it 
Share 
0 views0 commentsadded 28.11.2009 in 11:04:24 by user USV [Unique System of a Violence]

Random posts in group
 

Add comments can only registered users
 

 

 

 

 

 

Add banner
Support and site administrator   |   Best value advertising   |   Developers   |   Help   |   User Agreement




Rambler's Top100 bigmir)net TOP 100 TOPlist Рейтинг@Mail.ru


Website administration is not responsible for posted content.

Recommendation by age: 18+